Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Артур Котенев: АЭС откинет Казахстан на десятки лет назад

Пока в Казахстане только собираются строить АЭС, многие страны уже успели от них отказаться.

Фото : Палаты Предпринимателей12 июля 2019, 09:22

Вопрос строительства атомной электростанции в Казахстане обсуждается уже не один год. Общество разделилось на два лагеря – первый выступает за, казалось бы, очевидный прогресс, второй противится строительству, называя главным аргументов риски техногенной катастрофы – тем более что место под АЭС выбрано в сейсмоопасной Алматинской области.

Но на самом деле этими доводами тема не ограничивается. Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев пообещал, что при принятии окончательного решения обязательно будет учтено мнение народа. И пока этого решения нет, мы решили обсудить назревшие вопросы с известным предпринимателем, депутатом алматинского маслихата и экспертом в области энергетики Артуром Котеневым.

- Артур Эдуардович, как вы оцениваете в целом состояние энергетики в стране?

- На первый взгляд в энергосистеме Казахстана все хорошо. Имеется даже профицит – и мы имеем возможность продавать вырабатываемое электричество за рубеж. Но территориальный баланс пока не достигнут. В часы пиковых нагрузок – обычно это утром и вечером, электричества не хватает. И тогда нам приходится самим покупать электроэнергию у все тех же соседей.

- С чем связана такая проблема?

Здесь несколько причин. Первая – это вышеупомянутый географический дисбаланс. Север производит электричества больше, чем потребляет, на юге ситуация обратная. Казалось бы, можно транспортировать энергию – но инфраструктура у нас тоже далека от идеала. Потери в электросетях в общем по республике превышают 20 процентов. И это вторая проблема, которая хоть и обязательно будет решена, но не в самой близкой перспективе.

И третий момент – это изношенность существующих станций. У нас основную долю электроэнергии вырабатывают ТЭЦ, и некоторые из них не модернизировались последние 50 лет. Там все так же жгут уголь с мазутом, потому уголь у нас дешевый, его у нас много, ну и ни для кого не секрет – это огромный бизнес, который себя еще не исчерпал. Что касается экологии – то это отдельная тема для разговора, но есть мнение, что ТЭЦ являются основными источниками загрязнения воздуха – автомобили и угольное отопление в частном секторе в этом списке идут ниже.

- Очевидно, что в этих условиях АЭС является чуть ли не единственным выходом из ситуации. Мы знаем, что вы относитесь к числу противников строительства атомной электростанции. Но ведь у проекта есть и очевидные плюсы?

- Конечно, на первый взгляд, АЭС решает все проблемы. Это относительно чистый источник электроэнергии, и довольно мощный – современные реакторы выдают электричества в десятки раз больше, чем самая крупная ТЭЦ. Но все это актуально ровно до тех пор, пока не начнем говорить о рисках возникновения ЧС.

Еще один довод в пользу строительства – это огромные запасы урана в Казахстане. Их у нас 800 тысяч тонн – и это доказанный объем. Добыча урана составляет 22 тысячи тонн в год. В энергетическом эквиваленте это 250 миллионов тонн нефти – что больше половины всех добываемых энергоресурсов. В этом плане нам, конечно, выгодно использовать свои ресурсы внутри страны, нежели ограничиваться их экспортом. Но на самом деле это довольно спорный довод – о нем я расскажу позже.

Поэтому в целом плюсы строительства АЭС в Казахстане не очевидны и до конца не ясны. Технологии текущем виде все равно являются устаревшими, а значит и опасными. Дешевая электроэнергия – тоже миф. По показателю LCOE ( средняя расчетная себестоимость производства электроэнергии на протяжении всего жизненного цикла электростанции ) атомная энергия окажется не такой уж дешевой, особенно если учитывать колоссальное количество затрат на строительство и обслуживание станции.

- Но мирный атом активно используется развитыми странами.

- Не спорю, это так. Если говорить о мировом опыте, что мы говорим о почти 200 АЭС в 31 стране. В этом плане далеко продвинулась соседняя Россия – там 10 станций с 35 действующими энергоблоками. Также страна является лидером по обогащению урана и второй по объемам производства атомной энергии в Европе – больше только во Франции.

Но пока в Казахстане только собираются строить АЭС, многие страны уже успели от них отказаться. Это Германия, Швейцария и Италия. Там правительство решило увеличить долю возобновляемой энергетики. Собственно, это мировой тренд, который в том числе был основной темой недавнего EXPO в столице Казахстана.

Собственно, в этих странах крупных аварий на АЭС никогда не было. После Чернобыля аварии случались исключительно на японских станциях. 30 сентября 1999 года на изготовлению топлива для АЭС в научном городке Токаймура из-за ошибки персонала началась неуправляемая цепная реакция, которая продолжалась в течение 17 часов. Облучению подверглись 439 человек.

Пять лет спустя произошла авария на АЭС "Михама", расположенной в 320 километрах к западу от Токио на о.Хонсю. В турбине третьего реактора произошел мощный выброс пара температурой около 200 градусов по Цельсию. Находившиеся рядом сотрудники АЭС получили серьезные ожоги.

А вот события 11 марта 2011 года стоят того, чтобы на них обратили внимание и казахстанцы. Япония, как и южные регионы Казахстана, находится в сейсмически опасной зоне. И в этот день в Японии произошло сильнейшее землетрясение. В результате на АЭС Онагава была разрушена турбина и возник пожар. На АЭС Фукусима-1 в результате отключения системы охлаждения расплавилось ядерное топливо в реакторе блока №1, снаружи блока была зафиксирована утечка радиации, в 10-километровой зоне вокруг АЭС была проведена эвакуация. На следующий день в энергоблоке произошел взрыв. Еще несколько взрывов прогремели в последующие дни. Полная ликвидация последствий аварии займет 40 лет.

Собственно, именно авария на "Фукусиме" подстегнула весь мир к отказу от мирного атома. И даже в Японии на самом верхнем уровне заговорили о закрытии АЭС – а эта отрасль энергетики там является основной.

- В последние дни обсуждения АЭС в Казахстане активизировалось на фоне взрывов в Арыси.

- Связь, на первый взгляд, далеко не очевидная. Но фотографии взрывов в Арыси, с огромным "грибом" из дыма, похожим на ядерный, а также кадры с бегущими людьми, спешно покидающими свои дома, невольно натолкнула на такие параллели. К тому же недавний популярный сериал от HBO "Чернобыль" усилил радиофобию в обществе.

Просто факты – из Арыси были эвакуированы 45 тысяч человек. Примерно столько же людей были вывезены из Припяти после аварии на Чернобыльской АЭС.

Ситуация в Арыси является показательной. Как бы кощунственно это не звучало – но ее можно рассматривать как репетицию к техногенной катастрофе. Несмотря на то, что по сравнению с тем же Чернобылем взрывы в Арыси имели гораздо меньшие масштабы и последствия, ситуация обнажила множество проблем. Это неготовность оперативных служб к таким происшествиям – властям не удалось должным образом наладить процесс эвакуации людей, обеспечить их гуманитарной помощью, разместить в других населенных пунктах.

Что бы могло произойти в случае аварии на АЭС? Чтобы представить, нужно масштабировать последствия событий в Арыси в десятки, а то и сотни раз.

- Риск аварии и ее катастрофических последствий – это основной, и пока, кажется, единственный довод противников строительства АЭС. Вам есть что добавить?

- Безусловно. Для меня, как предпринимателя, основные минусы АЭС заключены в экономических и социальных рисках. Во-первых, встает вопрос о том, кто будет строить АЭС. У Казахстана в этом плане опыта практически нет, специалистов в этой области также немного – приоритетной ядерная энергетика стала недавно. Очевидно, что проектом займутся либо Россия, либо Китай. Более того, здесь кто АЭС строит, тот ее и "танцует". Иными словами, эксплуатировать ее также будут другие страны. Для них будет очень выгодно иметь потенциально опасный объект – а в случае с Россией еще и отдаленный от общей границы – и прописанную в договоре низкую экспортную цену на электричество. Но это еще половина вопроса.

Если говорить об уране, то его мы пока самостоятельно обогащать не умеем и не можем – нет необходимых мощностей. Они есть все у той же России, и скорее всего сырье мы будем отправлять туда.

Здесь может сложиться такая же патовая ситуация, как в случае с нефтью и газом. Имея землю, богатую природными ресурсами, мы практически не имеем возможности ими пользоваться. Конечный продукт – будь то бензин или обогащенный уран – мы будем вынуждены покупать за рубежом. Таким образом наша зависимость от положения дел в России станет еще значительнее. А учитывая, что наш сосед находится под давлением санкций, все эти неприятности будут "рикошетить" и по нам. Уже сейчас мы вынуждены выравнивать стоимость того же бензина, поднимая его до российского уровня. Если говорить об экономики в глобальном плане – то тенге также остается сильно зависимым от рубля.

Ну и, наконец, один из главных минусов – это государственная монополия в области атомной энергетики. То, что отечественный бизнес не подпустят к этой отрасли – скорее всего очевидный факт. Казахстанского присутствия в подобных проектах всегда оказывается слишком мало, чтобы его можно было считать стимулированием развития МСБ. Очевидную выгоду от строительства АЭС получат лишь прогосударственные структуры и иностранные партнеры.

В этом плане мы откатимся на пару десятков лет назад – когда, имея богатые ресурсы, мы были вынуждены привлекать иностранные инвестиции для их добычи и переработке. И последствия страна особенно остро ощущает сейчас.

- Есть ли у АЭС достойные альтернативы?

- Вышеупомянутые европейские страны уже осознали это, решив вернуться к менее технологичным, но по факту более эффективным видам возобновляемой энергетики.

К примеру, развитие гидроэнергетики может решить сразу несколько проблем. Если говорить о восстановлении энергетического баланса – то здесь нужно упомянуть, что в южных регионах, где наблюдается дефицит электроэнергии, имеются прекрасные условия для строительства ГЭС. Речь идет не только о крупных станциях, но и о малых ГЭС. Современные технологии позволяют получать из маленького ручейка объемом 50 литров в секунду 75 киловатт электроэнергии. Этого хватит, чтобы обеспечить электричеством многоквартирный дом.

Важно, что ГЭС решают проблему локально. Учитывая нынешнее состояние электромагистралей, сеть гидроэлектростанций позволила бы доставлять энергию до потребителей с минимальными потерями.

Но если говорить о крупных ГЭС, в том числе существующих – то на первом этапе целесообразно провести масштабную реконструкцию.

- Какая ситуация с гидроэнергетикой в стране?

- Крайне печальная. Если вкратце – то шесть ГЭС из семи крупнейших в Казахстане, вырабатывающие восемь процентов электроэнергии в стране, были введены в эксплуатацию с 40-х по 80е годы. За все это время они были модернизированы лишь частично. Некоторые, к примеру Алматинский Каскад ГЭС, находится в критическом состоянии.

При этом ГЭС – одни из самых безопасных и экологичных источников энергии, это очевидный факт.

И если мы говорим о развитии МСБ, а особенно о социально ответственном бизнесе, то гидроэнергетика может стать выходом из ситуации. Условно, если сегодня мы разработаем Дорожную карту с льготным кредитованием бизнеса в этой сфере – завтра к проектам присоединятся тысячи предпринимателей. А что получат потребители? Чистое, дешевое электричество.

Мне кажется, выходом из ситуации станет возможность для бизнеса приватизировать эти крупные государственные объекты. Предприниматели готовы покупать эти объекты, модернизировать их и делать конкурентными. Это позволит более продуктивно использовать существующие мощности, а малый и средний бизнес получит выход на новый, перспективный рынок.

- Как это работает?

- Все очень просто. Если у нас появится большое количество небольших предприятий, производящих электроэнергию, возрастет здоровая конкуренция, на фоне которой цены обязательно снизятся. Это сегодня и так происходит с введением аукционов по закупке электроэнергии от возобновляемых источников энергии.

Здесь важный момент - мелкие энергопроизводители могут заключать прямые контракты с покупателями без участия в аукционе и предлагать еще более низкую цену, что мотивирует к инвестициям в более эффективные проекты, а таких в Казахстане немало.

Таким образом, мы имеем две модели развития энергетического рынка. Это централизованная монополия в случае с атомной энергетикой и диверсифицированная по регионам и масштабу бизнеса, если мы говорим о возобновляемых источниках энергии.

ВИЭ – это мировой тренд. Абсолютно чистая и безопасная энергия, в Казахстане мы еще не раскрыли этот огромный потенциал. Развитие этого направления может привлечь огромное количество частных инвестиций, создать много рабочих мест.

Инфраструктуру придется строить и модернизировать в любом случае. Но если мы говорим о ВИЭ, то этот процесс будет проходить более рационально, и частично за счет инвесторов.

Для осуществления этих инициатив, по моему мнению, нужна не только активность в бизнес-среде – а уже сейчас множество предпринимателей готовы включиться в процесс, но и воля государства – в части изменения законодательства. Нам необходимо работать над снижением монополизации и созданием благоприятных условий для входа на рынок бизнеса с его проектами по ВИЭ.

- Какие у вас ожидания в целом? Как будет развиваться энергетика страны в будущем?

- Я очень надеюсь, что мнения, подобные моему, будут услышаны и приняты во внимание. Повторюсь, опасения аварии на АЭС – лишь верхушка айсберга. Гораздо важнее сейчас оценить экономические риски. Даже если проект будет осуществлен, остаются надежды на то, что возобновляемая энергетика все-же будет параллельно развиваться. Об этом говорят мировые тенденции, которым Казахстан старается следовать – достаточно вспомнить хотя бы EXPO-2017, где "зеленые" технологии были основной темой.


Больше новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии